возрождение традиций повивального дела 
Святое семейство
 
Ода родам  
   
Главная
Новости
Повивальное искусство
История водных родов
Наши единомышленники
Автор сайта
 
 
 
   

Как все начиналось

Главы из книги "Родиться по собственному желанию"

О приобретении книги.



Работа в роддоме.

Оказалась в Новгородском роддоме, в родильном отделении, причем весной - как раз в момент "проветривания". "Проветривание" для медицинских учреждений - это такой сложный период в их жизни, потому что в это время из привычных мест выезжает вся аппаратура, весь реквизит акушерский в помещение неприспособленное для родильного дома. И вот в этих условиях, да еще в марте, когда идет весенний приток рожениц, надо было работать - это как попасть на передовую зимой... Именно в этот момент попадаю в родильный дом, в свою "родилку" любимую, куда меня непосредственно и распределили.

Обучение молодого специалиста - это как школа молодого бойца: теория говорит одно, а практика этого не подтверждает. Поскольку ты молодой специалист, твое неумение терпят, и тебя дальше, чем за дверь, не выгонят. Посетуют и скажут:

- Ну, заходи и больше дистиллированную воду в стерилизатор не наливай, потому что она не стерильная, а дистиллированная. Мы хотели этим шприцом сделать еще несколько инъекций, а ты нам его расстерилизовала.

Вот такие простые вещи нужно было постигать. Как говорят: "Забудте все, чему вас учили в институте, (а нас - в училище), и приступайте к практике, которая несколько отличается от теории".

Попала вот в такие жернова, но в этом и было мое спасение. Так бы ходила, кипятила шприцы, ставила клизмы, может, еще полгода. А когда поток женщин большой, и наши опытные акушерки не справлялись, не успевали, меня сразу поставили принимать повторные роды - они просто вынуждены были это сделать. И я с дрожащими руками и трясущимися коленками говорила женщине:

- Давай-давай, тужься. Тужься, тужься давай!..

Быстро начала постигать акушерские навыки. Тут опять же - без Бога ничего не делается. Весенний приток рожениц, ситуация нестандартная, рук не хватает - мне говорят:

- Вот, давай-давай-давай, некогда тут тебя учить трем прихлопам двум притопам. Давай сразу - кадриль, так кадриль.

Так оно и произошло. И как-то быстро начала осваивать работу в "родилке", потому что люблю учиться, и было у кого - были хорошие довоенные акушерки, которые без любви ничего не делали. И попадаю во вторую волну любви, в волну любви практического акушерства: Татьяна Алексеевна Збруева и Екатерина Николаевна Воинова - две старые акушерки, в пенсне, которые начинали работать в 1936-1938 годах, а меня к ним направили в 1970-м. Они меня учили, как "правильно", а "как "не правильно" - ты и сама научишься", - говорили. Это такая была отдача, такое горение, такая любовь к женщине, такая любовь к ребенку, такая любовь к профессии! Они даже не позволяли себе присесть на смене, не то что лежать, спать на каталке или где-то там на топчанчике, даже когда это можно было. Они сидели, изучали истории родов, они ходили, чистили стерилизаторы, они перезаряжали дежурные капельницы, которые должны были сдаваться от смены к смене. Они изучали акушерство, теорию - просто читали места, которые они хотели освежить в памяти, даже в ночные смены, когда, казалось бы, можно было отдохнуть. Было видно, что они очень уставшие, особенно под утро с четырех до шести - такое тяжелое время, - но они не позволяли себе ни на минуту расслабиться. Вот такие могучие женщины, многоопытные, которые своими знаниями и умениями могли любого молодого врача "заткнуть за пояс". Да к ним те врачи с высшим образованием, которые негордые, и подходили, спрашивали: "Татьяна Алексеевна, подскажите - как вот тут, что здесь назначить, как вот с этим быть?"

И эта необыкновенная женщина, с которой мне посчастливилось вместе работать, всегда давала точный совет.

Ей доверяли всю "родилку", и она меня учила:

- Здесь что надо делать? А вот это зачем? А это почему?

Она учила меня зашивать послеродовые разрывы.

- Так, тут ты неправильно приторочила вот этот край к этому краю. Быстренько переделай правильно!

Татьяна Алексеевна любила говорить: "Меня учил шить профессор с двумя фамилиями".

Она следила за работой всей "родилки". Подойдя к соседнему столу, на котором тужилась повторнородящая женщина, посмотрев на промежность, спрашивала:

- У кого Вы рожали первый раз?

- У Вас, Татьяна Алексеевна.

- Так я вижу, швы то - мои. Их даже в консультации никто не может найти (в консультацию женщина должна прийти через месяц после родов для осмотра).

Вот так они шили - встык, косметическим швом, с огромной ответственностью и любовью относясь к своей работе и к женщине. Такая школа была у меня, хотя тогда еще не понимала своего счастья, не могла осознать ценность этих знаний и умений - это сейчас, уже много лет спустя, могу понять, какую неоценимую практику они мне преподали.

Потом, через годы, позвонила Татьяне Алексеевне и поблагодарила ее за все - просто признавалась ей в своей любви, а она в ответ:

- Я думала - ты на меня обижаешься, что я на тебя кричала.

- Да что вы, Татьяна Алексеевна, я всем с гордостью рассказываю, что меня учили такие довоенные акушерки, как вы и Екатерина Николаевна.

Этому всему - и процессу родовспоможения, и отношению к женщине, и отношению к профессии, и отношению к делу - учили меня вот такие мастера. Мне необыкновенно повезло. Благодарю тебя, Господи.

Проработав в роддоме время, положенное молодому специалисту, накопив весь этот багаж практический - приблизительно три тысячи родов, - я ушла, потому что хотела искать методы другого ведения родов, хотела учиться дальше, потому что от системы не уйдешь, как бы ты не любил свое дело. Если ты работаешь в системе - должен работать по ее правилам. То есть, это все равно - наркотики при обезболивании, стимуляция, которая начиналась с касторки, потом хина, потом "Окситоцин", и опять обезболивание "Промедолом" (наркотик).

Если схватки начинались ночью, то женщине предлагали поспать до утра. Это называлось так: "Спишь, и одновременно рожаешь!" Ее усыпляли морфием, а раскрытие шейки матки тем временем продолжалось, чтобы к утру выспавшийся медперсонал принял роды у выспавшейся роженицы. Казалось бы, так врачи заботились о благе женщины. Считалось, что она поспит часов 5-6, и за это время действие морфия пройдет. Хотя на самом деле засыпали не все женщины, у некоторых и после укола продолжались сильные схватки, и они рожали не через 5-6, а через 1-2 часа. И потому эти дети, на которых влиял морфий, который действует на дыхательный центр, рождались в белой асфиксии - бездыханные. Их надо подключать к аппарату искусственного дыхания, им надо вентилировать легкие, их надо "раздышивать", а это - большое количество кислорода7, который при передозировке обжигает легкие, и к тому же от перенасыщения кислородом - гипероксии - наступает кислородное отравление, могут "гореть" клетки мозга и сетчатка глаз.

Шведские ученые показали, что у тех подростков, матери которых в родах получали морфиноподобные препараты, в пять раз возрастает риск развития наркомании9.

Стимуляция опасна еще и тем, что болевые ощущения резко усиливаются и становятся запредельными, непереносимыми. Когда процесс раскрытия шейки матки происходит с естественной скоростью, женщина успевает "приспособиться" к постепенно нарастающей боли. После стимуляции резкая боль застает женщину врасплох, ее психика еще не готова вынести такое испытание. В результате - послеродовый психоз из-за перенапряжения нервной системы. Были случаи, когда женщина после таких родов убегала из роддома, бросив своего ребенка и забыв, кто она и откуда. И даже пыталась покончить с собой.

Стимуляция опасна не только запредельными болевыми ощущениями, но и массой других осложнений в родах. Когда ребенка изгоняют из матки по еще неготовым родовым путям, это чревато серьезным травматизмом и для матери, и для ребенка.

Мои учителя рассказывали, что раньше так не стимулировали женщин, говорили "Уходим со смены - одни лица, приходим на смену - те же лица". Так потихоньку они и рожали. Мы только обезболивали, когда было сильно больно. А сейчас что? Не успела баба ногу за порог занести, уже ей - касторку, клизму, стимуляцию..." Ох уж этот конвейер! Наши акушерки просили врачей: "Доктор, да дайте Вы ей самой порожать-то. Что Вы к ней сразу со своими назначениями?!" К ним врачи еще прислушивались.

Те же старые акушерки говорили, что главное в нашей работе - любовь и сострадание: "Раньше ничего без любви не делали, а что теперь?" А теперь наши роженицы, как солдаты, должны были послушно выполнять распоряжения медперсонала. В предродовой палате разрешалось только лежать, все попытки изменить положение и вставать пресекались! Если женщина, подчинившись инстинкту, пыталась встать на четвереньки на своей кровати, потому что так легче переносить схватки, то ее стыдили: "Женщина, Вы же с высшим образованием, а стоите на четвереньках! Лягте!" И заставляли лечь "как положено".

Со всем этим невозможно было мириться - любила акушерство, но так как система заставляла делать то, что противоестественно - я не могла участвовать в этом. А по-другому еще не умела и не знала как... Поняла только, что слишком много ненужных мучений женщина претерпевает во время процесса родов, во время этого очень значимого в ее жизни события. Представьте, у женщины, может быть, раз в жизни рождается ребенок, а в этот момент ею командуют, понукают, не дают изливать свои эмоции, выбирать удобные позы, комфортные положения тела, т. е. не дают быть самой собой. Мало того, ей в организм почему-то в этот момент надо ввести наркотические вещества, которые достаются и ребенку и на него отрицательно действуют. Вот это меня очень не устраивало, несмотря на всю любовь к моей профессии, к этому делу. Насмотрелась на все это вдоволь...

Постепенно, на собственном опыте убеждалась в том, что правы были мои учителя, когда говорили, что "для успешных родов главное - правильно подготовить женщину". Если она готова к родам психологически, то все у нее получается намного лучше. А в маленьких городах, где все друг друга знают, есть еще одна особенность. Когда женщина давно знакома с акушеркой и во время беременности не раз обсуждала с ней предстоящие роды, потом она намного спокойнее чувствует себя в роддоме, и рожать ей легче, когда рядом находится пусть и не близкий, но хотя бы знакомый человек.

Кроме того, наблюдая женщин в беременности и родах, сделала интересный вывод: во время родов поведение женщины предсказуемо - оно зависит от ее психотипа! Когда к нам приходили рожать те женщины, которых знала в повседневной жизни как спокойных и уравновешенных, они и рожали спокойно и уверенно. Когда приходили нервные, легковозбудимые - они кричали и метались, впадали в панику, и с ними было намного сложнее. Сейчас, наверное, это кажется очевидным, но в то время об этом еще никто не говорил, и это казалось мне настоящим открытием.

Итак, в девятнадцать лет я начала принимать роды, проработала два с половиной года в роддоме и ушла, потому что мне не хотелось заниматься таким акушерством. Мне хотелось учиться дальше и искать другие методы родоразрешения - чувствовала, что мое образование на этом не закончилось, хотелось поступить в "приличный" ВУЗ. Не представляла какой, но помню, как ношу в груди это чувство - "приличный ВУЗ", причем не медицинский. Чувствовала, что не хочу идти в медицинский институт и иметь всшее медицинское образование.

Для поступления в институт нужен был рабочий стаж - поступать было нелегко, тем более девочке из провинции, - и я решила, что мне нужно идти куда-то на завод (как у нас говорили - "на рабочую сетку") зарабатывать стаж, который учитывается при поступлении. Устроилась на завод закрытого типа, где работала моя мама, на должность комплектовщицы и работала там два года. Параллельно готовилась к поступлению.

Вот и представьте - когда любишь, любишь, и надо оторваться, - это так больно, как по живому, это такая тоска, такая кровь... Вот, помню, лежу в ванне у себя, отдыхаю, а прямо через дорогу - мой любимый родильный дом, то есть напротив от меня - моя любимая профессия. И такая у меня в душе тоска, сердце изнывает - так хочу в "родилку"… Не выдержала и позвонила, говорю:

- Вы знаете, вы мне хоть несколько смен поставьте. Может быть, у вас там кто-нибудь, не знаю, в отпуск ушел из акушерок?

Тем более что летний период тогда был. Видимо, так хорошо просила, что старшая акушерка - она обычно ставит смены, - говорит:

- Ну, хорошо, Ирина, я тебе поставлю несколько смен. У нас тут как раз у Екатерины какие-то домашние неприятности, и она не вышла - нам нужно ее подменить.

Так была счастлива, что мне опять в "родилку" можно было пойти - еще полгода просила, брала себе смены, чтобы вот не резко, не резко, постепенно отойти, чтобы эта боль так постепенно затихла, постепенно затихла боль вот эта - разлуки с любимым делом. И вот так еще полгода возвращала себя в акушерство и постепенно уходила оттуда…

Поиск альтернативы.

Окончательно расставшись с роддомом, я решила поступать в вуз. Но куда? После увиденного в роддоме, медицинские вузы отпадали: я понимала, что это одна система. Я не хотела выполнять те правила, по которым жили наши медицинские учреждения. "Мы отвечаем за вас!" - говорили беспомощным пациенткам, но это означало совсем другое: "Вы не имеете права отвечать за себя сами! Мы все решим за вас! Мы будем распоряжаться вашими родами и вашей жизнью! Никто не должен думать сам - мы за вас уже подумали! У нас все равны, то есть у всех все будет одинаково!"

Я уже догадывалась, что нужно искать более естественные способы родоразрешения. Но где? Может быть, ответ даст психология? Ведь по словам старых акушерок, да и по моим наблюдениям, психологический настрой и психологическая готовность к родам играют огромную роль. И я выбрала психфак МГУ.

Оказавшись в Москве, я начала ездить по разным клиникам и мединститутам в поисках естественных методик родоразрешения - где, как не в столице, можно было ожидать найти что-то новое? В частности, меня интересовали другие средства помощи женщине во время родов, кроме повсеместно используемых наркотиков. В Институте Акушерства и Гинекологии в середине 70-х годов применялся "метод Персианинова": на голову устанавливались электроды подавался слабый ток. Считалось, что за счет этого происходило обезболивание родов.

Но в тот период меня больше всего интересовал гипноз. Мне удалось узнать, что уже в наше время в Англии пробовали применять гипноз для обезболивания родов. А у нас? Я нашла в Москве одну клинику, где действительно использовали гипноз - но только не в родах, а для лечения беременных. Мне даже удалось присутствовать на одном сеансе, когда гипнозом снимали токсикоз первой половины беременности (слюнотечение).

Однако мне хотелось попробовать гипноз именно в родах. После долгих поисков я нашла талантливого гипнотизера - это был Райков Владимир Николаевич. Я рассказала ему о своих идеях, но он сказал, что это нереально. Вот почему: во-первых, нет такого количества гипнотизеров, чтобы хватило на каждый роддом. Во-вторых, не все женщины гипнабельны. В-третьих, на каждый сеанс тратится огромное количество энергии, и гипнотизер после каждых родов должен долго отдыхать - а что будут делать роженицы, которым уже пришло время? Сфера деятельности - совершенно новая, а ответственность - большая. На этом мы и расстались.

Я все еще обдумывала идею с гипнозом: а что, если мне самой попробовать? Но когда я начала выяснять подробности, оказалось, что гипноз - удел медиков. Для занятий гипнозом требуется высшее медицинское образование, а иначе невозможно будет получить разрешение на эту деятельность. А поскольку я учусь на психфаке, я никогда не смогу сама заниматься гипнозом. Значит, гипноз не годится. Но что же тогда делать? Других идей не было. Вместо света в конце тоннеля я видела перед собой только мрак и отчаяние. В жизни больше не было цели.

Наступил 1978 год. Я решила, что пора бросать университет - мои идеи провалились, и учеба не поможет мне вернуться к любимому делу. А напоследок отправилась в лыжный поход в Хибины, поскольку была заядлой туристкой и не хотела упускать такую возможность. Через две недели вернулась в общежитие - уставшая, обмороженная, с промокшим рюкзаком и громоздкими лыжами - и тут на меня накинулись подружки: "Вечно ты, Мартынова, где-то шляешься, самое интересное пропускаешь!" Приезжал один человек, читал лекцию и таааакое сказал!!! Он сказал, что ЖЕНЩИНА ДОЛЖНА РОЖАТЬ В ВОДЕ!!!

Инсайт. Прозрение. Всплеск эмоций. Как будто наконец нашелся потерянный ключ к замку. Я бросилась выяснять, кто это был, откуда он взялся и как его найти. А был это, конечно, Чарковский. Мне дали его телефон, но я целый месяц не могла ему дозвониться - то он только что ушел, то еще не пришел, то еще что-нибудь. Но вот, наконец, мы поговорили. Я рассказала, что я акушерка, приняла 3 тысячи родов в обычном роддоме и больше не смогла там работать, потому что рожать нужно по-другому, и он назначил мне встречу. Улица Пятницкая, дом 40. Там находился Дом Ребенка, куда привозили брошенных младенцев со всей Москвы и всевозможных подкидышей. И еще там был большой АКВАРИУМ.

Чарковский договорился с главврачем этого Дома Ребенка, что будет заниматься с этими малышами "водными процедурами". А какие это были малыши! Запущенные, хилые, больные, дистрофики - страшно смотреть. Чарковский купал их в аквариуме, обливал холодной водой - выхаживал с помощью воды. И дети на глазах "расцветали" - поправлялись, крепли, набирали вес! Их много фотографировали, и когда позже вышла книга о плавающих младенцах в России, на суперобложке была удивительная фотография: маленькая девочка с огромными широко распахнутыми глазами находится под водой, в этом аквариуме.

Кажется, ее звали Катя. Интересно, где она теперь?

Позже Игорь Борисович увлекся оккультизмом, сомнительными энергетическими манипуляциями и наши пути разошлись. Но, как бы то ни было, идею "положить женщину в воду" во время родов впервые озвучил именно он. Я ему благодарна за это.

Почему в воде?

Итак, наконец, я услышала, что такое водные роды и зачем они нужны. Основная идея — смягчить действие гравитации на мозг ребенка. Пока ребенок проходит через жесткий родовой канал, он испытывает огромные перегрузки и сильный стресс. Раньше, в утробе матери, он находился в комфортном "взвешенном" состоянии, а потом ему пришлось двигаться по тесной и жесткой трубе. Он подвергается и физическим, и психическим испытаниям. Происходит умирание одного состояния и рождение другого. Ребенок уходит из одного мира и приходит в другой. И этот переход весьма труден и тяжело дается ребенку.

Однако мы можем немного облегчить его страдания, если он будет переходить из водной среды в водную. При этом мозг ребенка, сдавленный при движении по родовым путям, быстрее расправляется, принимает прежнюю форму, снимаются спазмы. Ребенок, снова оказавшись в привычной среде, расслабляется и отдыхает после перенесенного стресса. В воде ребенок быстро восстанавливается, набирает силы и через 15 – 20 минут уже способен сосать грудь матери. А теперь представьте, что ребенок находится "на суше". Можно провести простой и наглядный опыт, чтобы лучше понять происходящее: разбейте яйцо и вылейте желток на стол — под действием гравитации он расплющится. А теперь разбейте еще одно яйцо и вылейте желток в стакан с водой — его форма не изменилась! (сравнение Чарковского И.Б.) Так гидроневесомость спасает мозг только что родившегося младенца от перегрузок.

Кстати, в учебнике акушерства проф. В.И. Бодяжиной 1968 года издания описан метод борьбы с асфиксией: "Ребенка, родившегося в асфиксии сразу погружают в ванночку с теплой водой, которую устанавливают на кровати между ног матери. С перерезкой пуповины торопиться не следует: пока плацента не отделилась, и пуповина пульсирует, из организма матери к плоду переходят известное количество кислорода. Дальнейшие меры оживления проводятся при непременном согревании ребенка. Данный метод предложен И.С.Легенченко и получил широкое распространение". В то время в родильных домах еще применяли такие методы. Позже это окончательно ушло из обихода родильных домов, поскольку причиняло лишние хлопоты медперсоналу.

Итак, главное преимущество водных родов — снизить нагрузку на мозг, организм ребенка. Но это еще не все. Вода, как естественный спазмолитик, помогает женщине расслабиться. А это не только приятно, но и полезно во время родов. Родовые пути расслабляются, размягчаются, облегчая продвижение ребенка. Спазмолитическое действие воды благотворно влияет на просвет сосудов плаценты, которая обеспечивает питание ребенка. Можно объяснить проще: в теплой воде сосуды плаценты меньше сужаются, поэтому ребенок получает больше питательных веществ и кислорода. Очевидно, что в таких условиях ему легче перенести нагрузку во время рождения, уменьшается родовая травма.

И еще одно важное преимущество. При обычных родах возникает так называемый "синдром полых вен". Это значительное ухудшение кровообращения в ногах. Сосуды пережимаются, кровь почти не поступает в ноги, и из-за этого во время родов повышается давление. А поскольку женщина во время обычных родов лежит на спине, давление на аорту усиливается, и кровообращение ухудшается. При водных родах, даже если женщина лежит на спине, давление на аорту гораздо слабее, кровообращение лучше, и синдром полых вен не возникает, а значит, нет и повышения давления.

Итак, водные роды — это щадящий режим для мозга ребенка, улучшенное питание ребенка через плаценту во время родов, повышенная эластичность тканей в теплой воде, естественное обезболивание без наркотиков, более спокойное состояние матери. Добавим сюда психологическую подготовку перед родами — и получим те самые "естественные роды", о которых я и мечтала.

Под впечатлением от услышанного я поехала в Новгород и рассказала все это моей учительнице, Регине Матвеевне Ващенковой. Несколько лет она учила меня акушерству, и ее мнение до сих пор много значит для меня. Она очень внимательно выслушала меня, и после недолгого молчания сказала: "Это все очень логично. И очень физиологично!" И в этот момент я поняла, что вступила на новый путь.

P.S. Историческая справка:

В 1984 году, отдыхая в Молдавии, я познакомилась с древней бабушкой. Ей хорошо было за восемьдесят. Она шла с клюкой, согнувшись в три погибели. Я ко всем тогда приставала, мне хотелось узнать у старых людей, как они раньше родили. Я заговорила с бабушкой и хотела её удивить нашим новшеством, что мы рожаем в воду. А она по-молодецки ручками всплеснула так, и говорит: "А не Америку вы открыли, мы всегда так раньше делали. Когда баба начинала рожать, мы сажали ее в корыто, обкладывали тряпками живот ей, и плескали на нее водой, чтоб ей было легче во время схваток". И когда я узнала, что народ использовал воду, как обезболивающее средство, мне стало так легко на душе, что это не мы придумали, что народ это пользовал. А народ – не дурак. Он будет пользовать то, что помогает, что не помогает – все отметалось. Жизнь все показывает — где белое, а где черное, — и терпеть никто не будет. Помогает – берем, не помогает – все, отказываемся.

Оказалось, что наш этнограф, доктор Покровский проводил подробные исследования, и в своей книге "Физическое воспитание детей у разных народов" 1884 г. указал, что в большинстве случаев роды проводили бане, а также известны случаи, когда в сложных родах женщина шла рожать в реку или другой водоем (в теплую воду, конечно).

Знания повитушеские передавали по крови, от мамы к дочке, и со всякими экспедициями сильно они не откровенничали. Даже своих повитух в деревнях скрывали, и очень берегли, как носителей сокровенных знаний. Поэтому о том, что в бане происходило, умалчивалось, так как люди не считали, что об этом стоит говорить. И это правильно. Так же, как скрывали беременность до последнего дня, чтобы не сглазили, не испортили девку беременну. Это сейчас в 2 – 3 недели все бегут на УЗИ, а до этнографического материала не добраться теперь, потому что это сокрыто специально, чтобы люди не знали свои корни и шли на конвейер рожать. Поэтому откуда им бедным знать, как рожали раньше. Видно, кому-то не нужно, чтобы знали, откуда рождались богатыри русские, чтобы Россия здоровая была. Им же нужно, чтобы все химию эту иностранную ели, да пиво пили под сигареточку, и чтобы головы были скручены в роддоме. Поэтому ничего удивительного, что если связь с корнями теряется, то и повитушеские традиции прерываются. Особенно в 1917 г, когда прервалась преемственность поколений. Кому-то надо было, чтобы забывались народные традиции, начались институты и роддома.

Так, если в банях пользовались корытами с водой по причине отсутствия ванн и бассейнов, то логично и физиологично сейчас, когда они появились, ими воспользоваться. Ведь вода по-прежнему, как и раньше, смягчает роды для мамы и уменьшает родовую травму для ребенка.

Первые водные роды.

В 1979 году Игорь Борисович решил, что нам пора двигаться дальше. Плавание грудных детей - это только первая ступень в реализации наших планов. А теперь мы должны перейти к водным родам. Для этого мы сняли двухкомнатную квартиру на Нагатинской набережной. Установили там два аквариума. Для начального периода родов - большой аквариум, в котором роженица будет проводить много времени, когда у нее начнутся схватки. Там она сможет принять любое удобное положение, сможет передвигаться в воде, отдыхать на стуле, поставленном прямо в воду. И для рождения ребенка - маленький аквариум, который заполнялся чистой водой. Кроме того, в квартире был диван, и кухня со всем необходимым, чтобы женщина во время родов находилась в условиях максимального комфорта.

Нашлись и "добровольцы" из компании известных педагогов супругов Никитиных. Эти женщины понимали, что роды - это естественный процесс, который они могут совершить сами, без медикаментозного вмешательства, и не хотели, чтобы кто-то распоряжался их родами. Согласились на первые водные роды четыре супружеские пары.

Итак, все было готово. Оставалось лишь дожидаться нашего общего "первенца". Вместе с нами этого события ждал и наш кинооператор. У нас был заказ из Швеции на фильм о родах в воде. За несколько лет до этого шведы начали снимать наших плавающих младенцев - с их точки зрения, это были сенсационные материалы, которые заинтересуют весь мир. Наверное, так оно и было - но в России все оставалось по-прежнему. Мало кто знал о том, что детей можно учить плавать с первых дней жизни, а главное - зачем это нужно. И вот теперь, когда у шведов накопилось уже достаточно много материалов о водных детях, они захотели получить новую сенсацию - водные роды.

Первой стала Лена. Ей было уже 30 лет. С точки зрения официальной медицины, это называется "старая первородящая", и от нее ожидают всевозможных осложнений в родах. С нашей точки зрения, это хороший зрелый возраст, и если женщина здорова, то она вполне способна благополучно родить.

В то время для меня основная сложность была в том, что у меня был только традиционный роддомовский опыт. Акушерка в роддоме выполняет только строго определенные функции в определенный период родов. Не она выполняет вагинальный осмотр перед родами, не она следит за состоянием и готовностью родовых путей. И после родов не она зашивает разрывы и не она занимается ребенком. А при домашних родах все эти функции выполняет один человек. На самом деле в этом нет ничего противоестественного - ведь раньше, когда роды принимала повитуха, она одна делала все это, и вполне справлялась со всеми этими задачами. И мне нужно было всему этому учиться на практике. Чем дольше я работала, тем больше процедур я могла выполнить сама - интубирование ребенка, ручное отделение плаценты, зашивание разрывов промежности третьей степени, и многое другое. Но тогда у меня еще не было такого опыта, и в случае осложнений нам могла понадобиться помощь.

В нашем случае меня слегка смущало то, что уже отошли воды. В роддомовской практике считается, что ребенок не должен оставаться без вод более 12 часов - есть опасность асфиксии. Поэтому после отхождения вод, если схваток нет, в роддоме сразу делается стимуляция, и вскоре женщина рожает. А наши роды явно затягивались, и малыш оставался без вод дольше "положенных" 12 часов. Однако все шло хорошо. Я часто проверяла сердцебиение ребенка, все было в норме. Позже у меня был ряд таких случаев с ранним отхождением вод, которые завершились у нас естественными родами.

Итак, наш малыш родился. Мальчик. Гриша. Несмотря на то, что после отхождения вод прошло 36 часов, у него не было ни малейших признаков асфиксии. Он был розовый, сразу закричал, потом начал ровно и глубоко дышать. Обвития пуповины не было. Все это время наш оператор, приехавший перед самым рождением ребенка, снимал наши первые водные роды.

Если ребенок рождается в воде, стресс проходит быстрее, чем "на суше" - вода создает комфортные условия для мозга ребенка, у ребенка больше энергии из-за улучшенного питания через плаценту во время родов, ему легче двигаться через родовые пути благодаря повышенной эластичности тканей в теплой воде. В результате через 15-20 минут такой ребенок уже способен активно сосать. Это показатель того, что ребенок здоров и уже восстановился после рождения.

В каком состоянии мы были - это не передать словами! Все мы понимали, что произошло нечто очень значимое. Глобальное событие. Сенсация мирового масштаба. Чарковский был вне себя от счастья - сбылась его давняя мечта!

В этот момент родилась новая традиция - "обмывание ножек" в самом буквальном смысле! Мы открыли бутылку шампанского и разлили его в шесть фужеров - нас было шестеро, не считая маленького Гришу. Потом из каждого фужера отлили часть шампанского в глубокую тарелку и поставили крошечные Гришины пяточки в эту тарелку с шампанским. А потом снова вылили это шампанское в наши фужеры, и выпили за здоровье этих ножек и их хозяина.

Поздравили маму и самих себя с удачным завершением нашего "эксперимента", хоть я и не люблю это слово. Правильнее было бы сказать так: с возвращением к естественным родам, без медикаментозного вмешательства. Мы ведь не сделали ничего особенного - мы просто не стали мешать маме и ребенку! Мы дали ребенку родиться в тот день и час, когда он сам этого захотел - или как решил Создатель. Мы не вмешивались в этот процесс, мы не торопили ребенка стимуляцией, мы не усыпляли его снотворным. В результате ребенок не был травмирован в родах - он быстро отдохнул и попросил поесть, а это очень хороший признак: значит, ребенок здоров и чувствует себя хорошо!

Лена тоже была в восторге от своих родов - это было так не похоже на все, что она знала о родах в роддоме! То, что все мы совершили, было в каком-то смысле "подвигом". Было такое ощущение, как будто мы участвовали в подготовке космического полета, и вот теперь он позади, и все прошло удачно! А Лена, не побоявшаяся пройти через это самой первой, была нашим Юрием Гагариным.

Чарковский говорил, что он так счастлив, что ему хочется кричать на весь мир. У нас сохранилась фотография, сделанная в этот момент - Игорь Борисович в сдвинутой набекрень белой медицинской шапочке. А выражение лица такое потрясенное, как будто он спрашивает молодых родителей: "Ребята, да как же вы могли на такое решиться?! Ну ладно, мы с Мартыновой - ненормальные. Но вы-то?! Как?"

Хотелось поделиться со всем миром этой сенсацией. Ведь это были самые первые водные роды в России - а может быть, и в мире? Во всяком случае, мы ничего не слышали о том, чтобы в других странах практиковались роды в воде. Это потом, в конце 80-х годов, появились клиники во Франции и в США, где можно было рожать в специальном бассейне. Но в марте 1980 года этого еще не было.

В апреле мы провели вторые роды. Марина была помоложе - 24 года, и тоже первый ребенок.

В мае произошли наши третьи роды. Вера была нашей первой роженицей, у которой это был уже второй ребенок. Значит, только она могла сравнить свои ощущения с роддомовскими. Конечно же, наши роды понравились ей намного больше! Во-первых, она поняла, что находиться в воде во время схваток намного приятнее, чем лежать на кровати или ходить, скрючившись, по больничному коридору. Во-вторых, здесь рядом с ней находился муж, и это очень помогало ей - он все время держал Веру за руку и как будто брал на себя часть ее боли. В-третьих, в роддоме ей делали стимуляцию, и боль после этого была чрезмерной, непереносимой. А у нас все шло в естественном ритме, и боль казалась вполне терпимой. И снова подтвердилось наше предположение о спазмолитических свойствах воды. Вера сама выбрала самое удобное для себя положение - на корточках. Вокруг - только знакомые и близкие люди, к которым она испытывала доверие. Вера была в восторге.

И, наконец, уже в июне, четвертые и последние наши водные роды. У Гали был узкий таз, но ребенок был не крупный, и все прошло благополучно. Вода смягчала боль, и Галя это ощущала.

К этому времени о нас уже многие знали - слухи распространялись среди знакомых - и многие хотели родить с нами. Образовалось что-то вроде "очереди". Но я заканчивала учебу, и мне нужно было уезжать из Москвы. Поэтому мы временно прекратили нашу деятельность.

Так началась революция в акушерстве - пока еще тайная. Явной она станет позже, в 1984 году, когда я приеду в Ленинград принимать первых водных ленинградских детей.

Диплом.

В июне, приняв четвертые и последние наши водные роды, я защитила диплом и должна была уехать из Москвы. Всю весну 1980 года я готовила женщин к родам и одновременно писала дипломную работу - там же, где мы принимали роды, на нашей "базе". Тема моего диплома выглядела очень необычно для того времени: "Влияние воды на раннее развитие детей". Научным консультантом по психологии была Обухова Людмила Николаевна, руководителем дипломной работы - Чарковский Игорь Борисович. Когда я приходила к Людмиле Николаевне отчитываться о том, как идет работа, она поражалась: "Когда ты об этом рассказываешь, у тебя такой огонь в глазах!"

Наступил день защиты диплома. Я рассказывала своим сокурсникам, чем я занимаюсь, и всем было очень интересно, что же я написала в своем дипломе. Собралось много народу со всего факультета, зал был переполнен, слушали меня очень внимательно. Все были просто потрясены моим рассказом. Небывалый случай - мой оппонент, который был обязан высказать свои замечания, сразу поставил мне пятерку, не критикуя. Тема была совершенно новая, непривычная, неожиданная для многих. Я рассказывала про наши собственные разработки и про наш опыт практических занятий с младенцами - это тоже редкость для дипломной работы. Защита прошла "на ура" - однако руководство факультета (наверное, чтобы я не возгордилась) решило, что безопаснее поставить "Хорошо", а не "Отлично". А то начнут все подряд заниматься самодеятельностью:

Итак, диплом психфака МГУ был получен. Специальность моя называлась "Преподаватель психологии". Я "сделала" себе распределение в Ворошиловград - в областную психиатрическую больницу, по специальности "психолог".

Рождение дочери.

Много позже я начала понимать, что мой собственный ребенок был дан мне свыше, как подарок за то, что я нашла свое земное предназначение. Господь вывел меня на мягкое, природное, естественное акушерство - а я приняла это, и пошла по этому пути.

Вовремя беременности я мечтала поехать к Чарковскому в Москву, рожать по нашей методике, в воде: мне совсем не хотелось идти в роддом. Но - человек предполагает, а Господь располагает. Случилось иначе. Беременность проходила прекрасно, никаких осложнений не было. Самое удивительное - то, что не было никаких предвестников! Они возникают почти у всех. Редкая женщина не чувствует, как у нее раскрываются родовые пути в последние дни перед родами. У меня же не было ни малейших признаков!

В ночь с 7-го на 8 января 1981 года, в половину двенадцатого, у меня отошли воды, и через 3 часа я уже родила. Еле успела доехать до роддома. И там, без пяти минут четыре, 8 января, у меня родилась девочка, которая потом стала Анной. Гораздо позже я узнала, что 8 января - народный праздник. День повитух "Бабьи каши"! А теперь моя Анна и сама учится на доктора акушера-гинеколога.

Новгород. Первые самостоятельные. Прокуратура.

Шел 1982 год. Лена забеременела и задумалась о том, где рожать ребенка. Работая в ЗАГСе, она выдавала свидетельства не только о рождении, но и о смерти. Через нее проходили сведения о детях, погибших в роддомах, и их количество так подействовало на Лену, что она боялась идти в роддом. Я осторожно и ненавязчиво предложила: "Если хочешь, я могу принять у тебя роды дома. Только тогда давай готовиться!"

В то время мы не проводили такой серьезной подготовки к родам, как сейчас. К счастью, у Лены беременность проходила хорошо, без токсикоза. Не было никаких осложнений, которые могли бы помешать нам. Это было как благословение на то, чтобы впредь принимать роды самостоятельно. Наступил апрель. Лена все-таки родила дома, в собственной ванне, мальчика Сережу. Роды прошли благополучно, обошлось без разрывов. В начале родов я дала Лениному мужу фотоаппарат "Смена", поставила его на табурет и сказала: "Снимай!" - он так и снимал до самого конца родов.

Ему так понравилось, как мы все вместе рожали сына и что чувствовали при этом, он испытывал такую гордость, что не мог удержаться и начал рассказывать на заводе, где он работал. Муж Лены делился со всеми своей радостью и говорил: "Женщины, рожайте только дома и только в воде! Это так красиво, это такой праздник!" Завод полупроводников - это самое большое предприятие в Новгороде. Наверное, в каждой третьей семье кто-нибудь да работает на этом заводе.

Поползли слухи по городу, что одна женщина не поехала в роддом, а родила дома, в ванне. Через некоторое время слухи дошли до Горздрава. Там сразу поняли, чьих рук это дело. Вызвали меня на "допрос": "Это ты сделала?" - "Да, я!" - "А ты понимаешь, что могло бы быть и чем все могло закончиться?! Ты почему нам показатели портишь?!" - в то время "показатели" имели огромное значение! Еще проводились "соцсоревнования", победители награждались "переходящим красным знаменем", за первые места давали путевки в санатории. А роды на дому - это был очень плохой "показатель". Значит, была плохо организована идеологическая работа - плохо пугали женщин страшными последствиями самостоятельных родов. Какое безобразие!

Для острастки, чтобы мне больше не захотелось "нарушать правила", из Горздрава написали "телегу" в прокуратуру -"разберитесь, примите меры и т.п." - меня вызвали, спросили, как было дело. Я ответила, что не могла же я, как акушер, отказать рожающей женщине, которая попросила моей помощи, чтобы родить здорового ребенка. Меня попросили написать "расписку", что я больше не буду этим заниматься. Я подписала, но сказала, что совсем не уверена, что не буду этим заниматься. На этом мы и расстались. К этому времени я уже знала, что буду переезжать в Питер. Следователь, который занимался моим "делом", попросил оставить мой новый телефон на случай, если придется обратиться ко мне за помощью.

Итак, весной 1982 года я впервые приняла домашние роды самостоятельно - без того окружения, которое было в Москве. Вскоре после этого в моей жизни произошло очень важное событие - крещение. Однажды, теплым весенним вечером я шла домой мимо кладбища, где похоронен мой отец. И вдруг я почувствовала острое желание оказаться в церкви. Я поняла, что должна принять крещение. Мы с моей дочерью, которой в это время было чуть больше года, крестились в один день.

В то же лето, в 1982 году, я организовала приезд Чарковского в Новгород. Я договорилась с нашими медицинскими и образовательными учреждениями, что он приедет с лекциями о плавании. В городе уже были современные детские сады с бассейнами, и они были заинтересованы в закаливании детей, поэтому с радостью согласились познакомиться с методикой обучения детей плаванию.

Чарковский прочитал несколько лекций, показал фильмы и фотографии, снятые в бассейнах. Он рассказывал о пользе плавания для маленьких детей, но не преминул сказать и о том, что женщинам очень полезно рожать в воде, поскольку на практике уже проверено и доказано, что вода является природным спазмолитиком и хорошо снимает болевые ощущения. Мне было страшно за него: он решался говорить такое с трибуны! Настоящее геройство с его стороны! В то время это был просто подвиг. Я бы не смогла, как он, броситься на амбразуру - но меня, видимо, не для этого и создали: кто-то должен совершать подвиги, а кто-то просто выполняет свое дело, не произнося никаких громких слов.

В конце концов, после нескольких прочитанных лекций, нас пригласили в Горздрав для заключительной беседы. Разговаривали очень доброжелательно, благодарили за все - и вдруг говорят: "Игорь Борисович, Вы уж, пожалуйста, скажите Мартыновой Ирине Александровне, чтобы она больше не занималась домашними родами!" - После секундного замешательства он кивнул: "Да-да, конечно, я учту!" - Умел Чарковский притворяться, когда нужно! Но когда мы вышли на улицу - теплый летний день, яблони в цвету - он перестал сдерживаться: "Я все от тебя мог ожидать - только не это! Какая же ты молодец!"

Вскоре Чарковкий уехал. Мне уже пора было выходить на работу - Ане было полтора года. Устроилась в детский сад инструктором-методистом по плаванию. Это был хороший ведомственный детсад с бассейном, недавно построенный, еще только заполнялся. У меня было много идей по оформлению бассейна, мне хотелось сделать его более подходящим для занятий с малышами. Но заведующая не поддержала мои начинания - к сожалению, сотрудничество наше не получилось.

Тогда я отдала своего ребенка в ясли, пошла на завод сверловщицей и одновременно поступила в ПТУ (для молодых, кто не застал этих заведений - "профессионально-техническое училище") при этом же заводе, чтобы получить диплом оператора станков с программным управлением. Это был арматурный завод, на котором изготавливали арматуру для атомных электростанций, а в этой арматуре нужно было сверлить отверстия - вот этим я и занималась тогда. Несколько лет завод был заморожен, а потом внезапно появилась потребность в его продукции, завод возобновил работу, и там начали давать жилье рабочим. Это и было главной причиной, по которой я туда пошла.

На меня буквально пальцем показывали: "Смотрите, это та, которая в ПТУ после МГУ учится!" Проработала я на этом заводе 4 года. Через 2 года у меня началась аллергия от применявшейся в процессе эмульсии, пришлось работать табельщицей, потом обучилась нормированию и работала нормировщиком (предложили потому, что было высшее образование - хоть и совершенно другого профиля), потом технологом - согласна была на любую работу, лишь бы получить жилье.

Мировой интерес.

Тем временем во всем мире рос интерес к нашей методике. В 1982 году в Новой Зеландии проходил международный симпозиум по адаптации детей к водной среде. Там рассматривался вопрос о рождении детей в воде. Упоминалось, что в России есть разработки Игоря Борисовича Чарковского. Было сказано, что он уже разработал методику водных родов и успешно применяет ее на практике. Именно там Чарковский и был признан основоположником этого метода.

Нас с Чарковским приглашали на этот симпозиум, чтобы мы сами могли рассказать о нашей практике - но в то время это было нереально. Мы никак не смогли бы туда приехать, потому что нас никто бы не выпустил из СССР в капиталистическую страну с такой сомнительной целью. Вместо этого мы просто послали на симпозиум копию нашего фильма о первых водных родах - того самого фильма, который мы снимали 2 года назад, на нашей "базе", где мы принимали первые роды. Фильм состоял из 4 частей - про каждые из 4 первых родов.

Подлинник этого фильма мы вскоре после съемки тайно переправили в Швецию, откуда был получен заказ на этот фильм. К тому времени шведы уже показали своим зрителям фильм про плавающих младенцев, снятый в Москве, и им хотелось новой сенсации. Шведы продали наш фильм американцам. Там издали книгу "Плавающие дети", куда вошли в качестве иллюстраций кадры из нашего фильма про то, как в СССР женщины рожают в воде.

Там были показаны наши бассейны, беременные женщины в воде, и на этом фоне были видны и мы с Чарковким - это можно считать доказательством того, что идея водных родов действительно появилась в России. В те годы мы совсем не думали о том, чтобы как-то зафиксировать наш приоритет в этой области - все, что мы делали, основывалось на чистом энтузиазме. Для нас было главное - донести наши идеи до широкой публики, а как именно и через кого, это было не важно.

Первые ленинградские.

Между тем Чарковский не терял времени даром - с 1984 года он начал проводить в Москве публичные выступления. Выходил на сцену, рассказывал о своей методике обучения детей плаванию, потом говорил о родах в воде и показывал копии нашего фильма. После Москвы Чарковский начал посещать и Ленинград с теми же лекциями. И вот на этих ленинградских лекциях Чарковский как-то невзначай начал упоминать, что есть в Новгороде такая акушерка, которая самостоятельно может принять роды по этой методике. И даже начал давать мой новгородский телефон тем, кто очень просил - так получилось, что мне в Новгород начали звонить из Ленинграда будущие родители и бабушки. Разговаривали о домашних родах, задавали много вопросов, но самое главное, что их интересовало - это, конечно, возможность родить дома с моей помощью.

И вскоре, в том же 1984 году, я уже поехала в Ленинград принимать там водные роды. 7 июля родился Егор. Так начался ленинградский период домашнего акушерства. Я ездила вместе с Аней - ей тогда было уже 3 года. Это происходило довольно регулярно и продолжалось два года - с 1984 по 1986. В то время немногие знали о нашей методике, и желающих родить без роддома было довольно мало - я принимала роды примерно раз в полтора-два месяца, так что вполне можно было договориться на заводе об отгулах.

Первые московские.

В 1985 году меня пригласили в Москву принять домашние роды. Будущую маму звали Дина, ей было уже 39 лет, а роды были первые. У нее была слабая родовая деятельность. Мы начали рожать дома, но потом все-таки стало ясно, что для Дины лучше рожать в роддоме. Получалось, что я зря приехала в Москву.

И вдруг из подмосковного Зеленограда позвонила подруга моих знакомых, у которых я остановилась. Она беременна, и у нее уже отходят воды! Она говорит: "Мне вчера приснился сон, что в Москву приехала женщина, с который мы должны родить!" Срок 38 недель. Но наутро после этого сна у нее начали отходить воды, и они срочно связались со своими друзьями, от которых слышали, что я должна была приехать в Москву. Получилось, что меня пригласила одна пара, чтобы я приняла роды у другой.

Переезд в Ленинград.

Так все и продолжалось до лета 1986 года - я все еще работала на арматурном заводе в Новгороде, а несколько раз в год уезжала принимать роды. Но вот наконец в июне 1986 я получила квартиру в Новгороде, и дальше все происходило очень быстро. Не въезжая в нее, я очень удачно меняю квартиру в новостройке на благоустроенную квартиру в хорошем обжитом районе. Еще через месяц меняю ее на комнату в Ленинграде, на улице Типанова, в хорошей двухкомнатной квартире с одной соседкой.

Мне удалось совершить два обмена в течение двух месяцев. Такое не могло бы произойти случайно! В то время такие обмены длились годами, желающих было очень много. У той семьи, которая меняла Ленинград на Новгород, было штук 20 вариантов, но они выбрали именно мою квартиру, и я сразу получила то, что искала.

Мои друзья, у которых я уже принимала роды, помогли мне переехать быстро и легко. Чтобы мне не пришлось лишний раз ездить из Новгорода в Ленинград, они сами посмотрели мою будущую комнату, по телефону подробно описали мне, что она из себя представляет, и я сказала, что мне это подходит. Людмила Васильевна нашла машину, на которой я смогла перевезти вещи. В августе я снялась со всех учетов, выписалась, забрала ребенка из детского сада и уехала из Новгорода.

И только я переступила порог моего нового жилища и захлопнула за собой дверь - раздался звонок. Это была Галя Евстратова. Она говорит: "Ира, мне сказали, что ты приехала в Ленинград, а у нас скоро роды… Не могла бы ты помочь мне родить?" - "Я помогу, но мы с Аней через две недели должны уехать на море!" - "Мы успеем!".

Мы действительно успели родить до нашего отъезда, и это были самые первые роды после моего переезда - в августе 86 года. С этого момента начался период становления альтернативного ленинградского родовспоможения в домашних условиях с использованием воды как спазмолитика.

"Китежград".

Благодаря большой практике и накопленному опытусовершенствовалась методика подготовки к родам и ведения родов. Пришло осознание, что родами должен руководить ребенок. Необходимо, чтобы женщина прислушивалась к этому руководству. Задача повитухи и состоит в том, чтобы направить внимание женщины на желания ребенка в утробе. Чтобы женщина осозновала, что это не она рожает, а ребенок рождается. Если душа приходит на землю в женском обличии, то первое основное её назначение - труд вынашивания, рождения и воспитания ребенка. И это дано ей от Бога. Надо только не мешать этой способности проявляться.

Количество желающих рожать в домашних условиях увеличивалось с каждым годом. В 1990 г. у меня появляется клуб на Подольской "Китежград", где я читала лекции и проводила акушерский прием. Там же на этой базе появились и первые ученицы, которые стали мне помощниками. Клуб просуществовал семь лет. Народу было много, и деятельность в клубе стала напоминать поток и конвейер, что никогда мне не нравилось, потому что страдает качество работы. Женщине все-таки требуется индивидуальный подход. Ведь для семейной пары необходима подготовка к родам как на физиологическом уровне, так и в психологической и духовной сферах.

Повитушество.

В конце 90-х годов в Питере уже начинают работать мои ученицы и их ученики и последователи. Количество людей в клубе уменьшилось. Я решила сменить методику, улучшить качество подготовки. Так я перешла на индивидуальную подготовку каждой семейной пары. Это более сложная, тонкая работа. Выстраиваются личные взаимоотношения. Будущая роженица становится близким, родным человеком. Это уже не прием в кабинете, а беседа в домашней обстановке. Другой уровень отношений. Индивидуальная подготовка дает возможность выстроить доверительные отношения не только с женщиной, но и со всей её семьей. Происходит работа с душевно-эмоциональной сферой. Физиология - это лишь внешнее проявление духовного состояния женщины. Готовить к родам, а при необходимости и лечить, следует не только физическое тело, но и душу. Практика показывает, что роды, как и зачатие - это таинство, которое не ограничивается только физиологией, и особые состояния тела имеют причину в соответствующих состояниях души.

Следует готовить душу к родам. Эта деятельность уже напоминает служение повитухи, и её уже можно назвать повивальным делом. Повитуха входит в семью, становиться близкой, родной. Возникает такое доверие, что женщина может рассказать о том, что её беспокоит в глубине души, о своем сокровенном. В беседе женщина делится особенностями жизни своей семьи, предковю. Становятся понятными некоторые особенности характера и поведения, у женщины появляется возможность взглянуть на себя со стороны. В доверительной беседе женщина проговаривает то, что ее беспокоит, напряжение уходит. Будущей маме становиться легче на душе, совесть очищается. Изменения в душе приводят к изменениям в теле. Физиологические процессы начинают протекать более гармонично. На такие беседы нельзя жалеть времени, они - как лекарство.

Вместе с тем происходило совершенствование методики подготовки женщины к родам и ведения самих родов. Эти методики позволяют вести также и осложненные беременности и родоразрешать женщину в домашних условиях естественным способом, не прибегая к операционному вмешательству.

Выступления на радио.

Пришло время поделиться накопленным опытом с большой аудиторией. И я начала выступать по радио. Сначала в 2003г. на Радио Мария прошел цикл передач о нетрадиционном акушерстве. Я рассказывала о методике ведения беременности, подготовки к родам, особенностях ведения родового процесса в домашних условиях, о ведении послеродового периода, лактации, об уходе за ребенком, о закаливании, о плавании новорожденных.

Потом в 2004г. состоялся цикл передач на Православном Радио, где также рассказывала о своей акушерской практике. Было много заинтересовавшихся, звонили мне домой, мы беседовали. Женщины сокрушались, что когда они рожали, такого не было, а теперь они уже в возрасте, и воспользоваться этой методикой нет возможности.

В 2006г. продолжились выступления на Православном Радио, а также состоялась передача на Радио Свобода по той же тематике.

В выступлениях я рассказывала радиослушателям о своей давней мечте, о создании Повивального Дома, в котором бы работала моя методика, и женщины, которые не решаются рожать дома по разным причинам, могли бы родить в его стенах. Кроме того, существует категория женщин, которым по медицинским показаниям не рекомендуется рожать дома, т.к. в их ситуациях могут возникнуть те или иные осложнения. Для таких женщин Повивальный Дом с его мягкой методикой ведения родов, просто необходим.

Национальная Школа Традиций Повивального Дела.

В 2005г. произошло очень важное событие в моей жизни. Большинство акушеров Питера, которые ведут естественные домашние роды, решили объединиться и создать Учреждение "Национальная Школа Традиций Повивального Дела". Цель этого объединения - в первую очередь - просветительская деятельность, включающая в себя написание книг, статей, организация выставок, проведение лекций и обучающих семинаров, выступления на радио, создание фильмов о подготовке женщины к родам и естественном родоразрешении.

Система здравоохранения приучила женщину к медикаментозному вынашиванию беременности и родоразрешению. Это привело к удручающей статистике: здоровых детей почти не рождается. Ситуация усугубляется еще и тем, что медицина в последнее время стала коммерческой. На беременных и рожающих женщинах делают деньги.

В настоящее время среди акушеров, занимающихся домашними родами, тоже находятся такие, которые превращают служение ближнему в коммерческую деятельность. Это приводит к низкому качеству работы, психофизическим травмам матери и ребенка и даже к гибели детей. Мне очень больно наблюдать, как домашние роды начали попираться средствами массовой информации, благодаря деятельности таких предпринимателей.

Школа Традиций Повивального Дела призвана блюсти чистоту профессии, и открыто заявляет, что такое коммерческое домашнее акушерство не имеет отношения к Повивальному Делу.

Подробнее...

Надежды.

В конце своего повествования я выражаю великую надежду на то, что моя дочь, когда закончит учебу в Университете и станет хорошим врачом акушером-гинекологом, любящем свое дело, создаст такое учреждение, в котором будут рождаться дети по методике её матери. И если женщине в экстренном случае понадобится медицинская помощь, она будет оказана специалистами высокой квалификации, любящими свое дело.

Ода родам.

Здесь вы найдете информацию о наиболее тяжелых, сложных и интересных с профессиональной акушерской точки зрения случаях из моей практики. Истории о родах, об акушерстве и повитушестве.


О приобретении книги "Родиться по собственному желанию".


       
2006-2007, Повитуха.ру.
Использование материалов без разрешения авторов сайта запрещено.
Сайт разработан и поддерживается Abacus Ltd